В Коломенском районе вор притворился покойником

43
Многих участников криминальных историй советской Коломны и тех, кто их расследовал, уже нет в живых. Большая часть архива криминальных дел того времени утрачена, поэтому наша цель — восстановить страницы истории посредством рубрики «Криминальное прошлое». Валерий Ковалев* – автор очерков и рассказов, майор советской милиции – описывал минувшие события в книге о коломенских стражах порядка «После выстрела вверх…», которую создал в соавторстве с другим коломенцем, полковником милиции Валерием Чугуновым. На основе материалов В. Ковалева мы расскажем историю задержания в Коломне хитроумного вора.
 Бывшая связистка Вера. В послевоенные годы Вера Константиновна Комиссарова была единственной женщиной в Коломне, работавшей в уголовном розыске. Занималась она розыском скрывавшихся преступников и пропадавших без вести людей, как правило, алиментщиков. Носила звание капитана милиции. Коллеги ее уважали: строга, но справедлива. Женщина редко улыбалась.
В военные годы коломчанка уцелела под бомбежками. Комиссарова была связисткой и дошла до самого Кенигсберга. В 1945-м, после боев за Кенигсберг, войска с соседних фронтов ушли в Берлин, а рота связисток осталась отдохнуть от канонады на немецкой ферме. Девушки думали, как вернутся домой, о предстоящей демобилизации, о кавалерах. Отъедались и отсыпались. И вот в один из дней на рассвете девушки услышали крик дневальной: «Ой, девочки, скорей поднимайтесь! Немцы!» И тут же беспорядочно захлопали выстрелы. Пули угодили дневальной в грудь, она осела на землю и тут же умерла.
Немцы продолжили безжалостно обстреливать ферму. Пули били окна. С полок сыпались осколки разбитой посуды. Испуганные хозяева фермы, мирные немцы, забились в чулан. К постройкам приближались немецкие солдаты: обросшие, грязные, злые.
Девушки ответили оборонительным огнем. Немцы догадались, что сражаются с женским гарнизоном, и стали напирать наглее. Обстрел продолжался полтора часа, пока не подоспели советские танкисты, ударившие по фашистам. Немцы бросились врассыпную, прячась в тумане. Но за полтора часа фашисты успели перебить половину женской роты. Вера Комиссарова выжила.
В Коломну, на улицу Луговую, 13 она вернулась с медалью «За взятие Кенигсберга», города, где она потеряла многих своих подруг.
Неуловимый вор. В конце 50-х годов неоднократно судимый грабитель скрылся от следствия, перехитрив милицию. «Опыт он имел солидный, — отзывался о преступнике Валерий Ковалев. — Предугадал действия сыщиков, за день до их прибытия скрылся в неизвестном направлении».
Заняться розыском ушлого преступника поручили бывшей связистке Вере Константиновне. Она размножила фотографии беглеца, отправила запросы в управления милиции соседних областей, получила разрешение на перехват писем на имя матери бежавшего, дом которого находился в деревне Зарудня. Сумела подружиться с несколькими соседями его матери.
«Время шло, грабитель как в воду канул», — писал В. Ковалев в своих воспоминаниях. Но вот однажды Комиссарова получила сообщение от своего тайного помощника из числа соседей. Житель деревни видел преступника ночью, он якобы входил в родной дом, где жила его матушка.
«Снарядили группу захвата и выехали в деревню, — писал в книге В. Ковалев. — В доме перевернули все вверх дном. Мать разыскиваемого отвечала на вопросы, клялась, что сына не видела». Никого не нашли.
Через неделю Комиссаровой позвонили в кабинет. Снова сообщение — видели, как вор курил у родного дома в саду-огороде. Трижды Вера Комиссарова выезжала с опергруппой, но преступника не находила. Сельчане уже начали подозревать работницу уголовного розыска в «слишком формальном отношении к делу»: ищут в доме, ищут, а найти не хотят.
Спрятался в гробу. В четвертый раз сотруднице угрозыска уже не звонили, а пришли прямо к ней в кабинет, «не поленились, приехали на перекладных из деревни».
— Ну, дома он тайно живет, поймите, господа хорошие. Что же вы с плевым делом не разберетесь?
 Комиссарова расстроилась. Ударила кулаком по столу, сняла телефонную трубку и запросила у начальника угрозыска троих сыщиков. Возглавила группу и опять выехала на место. Вместе с сыщиками обследовала дворовые постройки, сеновал, погреб, чердак, чулан. Нигде нет.
В это время хозяйка дома, мать преступника, спокойно сидела под иконой и вязала носки. Сыщики вышли из дома, собираясь вернуться в Коломну. Комиссарова так быстро не сдалась, хотя и вспылила.
— Где ваш сын? — со злостью спросила она, глядя матери беглеца в глаза.
 — Откуда мне знать?
С печки раздался недовольный монолог родной бабки вора: «Ох, хоть бы помереть скорей, никакого покою от теперешних людишек, все норовят кого-то обмануть, все суетятся. Гроб уж сделала, причастилась, исповедалась, а Господь все не прибирает…»
И тут Комиссарову осенило. Гроб! Поднялась в который раз на чердак. В углу стоял гроб с крышкой. Волнуясь, женщина ее подняла. От яркого света фонарика, который был в руках Комиссаровой, лежавший в гробу вор зажмурился.
 — Вставай! — закричала она.
 «Мертвец» медленно выполз из гроба и на карачках пополз к чердачному люку, где его схватили подоспевшие вовремя сыщики.
*Валерий Александрович Ковалев родился в 1940 году в деревне Солосцово Коломенского района. Окончил станкостроительный техникум, затем Всесоюзный юридический институт. С 1963 по 1986 год работал в Коломенском ОВД, где прошел путь от постового милиционера до начальника 2-го городского отделения милиции. Ушел в отставку в звании майора милиции. Являлся членом Союза писателей России. Занимался краеведческими изысканиями. Трагически погиб в сентябре 2008 года.

Оставить комментарий

avatar