Две сестры

56

Жили в Коломне две сестры, Зоя и Галина. Обе были одиноки, обе не имели детей. Младшая, Галина, работала учительницей русского языка и литературы; старшая, Зоя, трудилась на Коломзаводе. Жили они вместе. После их смерти на память о двух человеческих судьбах осталось совсем немного вещей да стопка старых писем и открыток. Когда родственники стали разбирать их, выяснилось, что обе сестры бережно хранили письма от поклонников — свидетельства зарождавшихся, но так и не явленных миру и не реализованных чувств…

 Открытка Зое

Вот открытка для старшей сестры.

«4.06.45 г. Привет из Берлина!

Добрый день, но скучный вечер, Зоя! Шлю я вам свой горячий красноармейский привет и самые наилучшие пожелания в твоей молодой повседневной жизни. Зоя! Вы конечно будете ошеломлены, получив вот эту самую маленькую открытку от кого и как она к вам могла прийти тем более издалека из Берлина.

Зоя! Я вас видел в жизни один раз. Это было лето 1944 г.

Зоя! Я служил в Щуровском лесу и вот однажды я ехал на машине из Коломны, а вы шли пешком и я вас тогда немного подвес прямо до дома когда и коротенько я с вами познакомился, но ввиду того, что я тут же быстро выехал на фронт, я не смог с вами встретиться. Но сейчас кончилась война и я должен проезжать мимо вашего дома, то я просил бы… Окончание на конверте».

 

Конверт, к сожалению, утерян, и узнать, о чем хотел просить Зою неизвестный солдат, уже нельзя. Так же неизвестно и то, встретились ли они. Это можно только дофантазировать. Но так как Зоя была, повторим, женщиной незамужней, то очевидно, что даже если они встретились, отношения у них не сложились. А может, и не увидели друг друга больше двое молодых людей — война хоть и кончилась официально, но выстрелы и взрывы еще гремели…

Больше никаких писем и открыток солдата к Зое родственники не нашли. Тем дороже единственный пожелтевший прямоугольничек и тем таинственнее и притягательнее история: так была любовь или нет?..

Письмо Гале

«Май, 1948 год, город Буйнакск.

Здравствуй, глубокоуважаемая Галя! С горячим гвардейским приветом и массой наилучших пожеланий в твоей жизни, работе, а главное в здоровье. И так Галюша получил твое долгожданное письмо, за что благодарю тебя, моя хорошенькая, от всей души. Читая твое письмо, Галя, оно мне как-то казалось на этот раз особенно близким, как будто бы мы находимся многое время с тобой в самых прекрасных взаимоотношениях, а поэтому у меня еще более укоренилась мысль во что бы то ни стало побывать у тебя, т. е. встретиться очно, что особенно меня интересует.

Я очень благодарен Галя за ваше приглашение в ваши края. А они мне почему-то очень нравились, когда я проходил службу в гор. Коломна.

Фотокарточку я тебе высылаю первым, хотя по установившимся традициям это должно быть наоборот, но ничего сделаем отступление от этого правила. Но от тебя, Галя, жду в ответном письме. И если же не получу, то обижусь немножко.

Теперь опишу, как мы живем здесь, в этом провинциальном городишке Буйнакске. Исполняя твое желание, я сначала опишу, что он представляет собой. Город небольшой, его можно обойти пешком вдоль и поперек за час. Небольшие, кривые улицы, которых не особенно много. Окраины города состоят из мазанок горского типа — сакли. Населяют город кумыки, лезгины, тавлины, лакцы, горские и европейские евреи, ну конечно и русские. Русские это большинство студентки, потому что здесь имеются два педагогических училища, техникум советской подготовки, финансово-экономический, медицинский.

А потому для такого города такое население, что составляет особенную плотность населения. Климат здесь резко континентальный. Сейчас у нас стоит жаркая погода и достигает днем +26 градусов.

Время провести есть где, и я провожу свое, Галя, хорошо. Ходим в кинотеатры, которых здесь два, «Ударник» и «Пионер», кумыкский нац. театр, клуб РХЗ (радиохимический завод? — ред.) и одна танц. площадка.

На танцы я хожу, но очень редко. В большинстве случаев провожу время со своими товарищами.

Ну а сейчас у меня ко всему полная апатия. Не хочется уже больше быть в нем. Наш возраст всех уже дембелизовали, а нас, сержантский состав, оставили служить, на сколько — мы пока никто не знаем.

Вот все что можно было описать за этот город и его особенности.

Галя, ты пишешь, что решила учиться — это не плохое дело. Приветствую тебя. Но ты пишешь, что поддержки со стороны дома не встретишь никакой. Но почему, по какой причине ты не встретишь или у тебя родители в преклонном возрасте, или что еще? Опиши это мне подробно. Ну, а как я думаю? Если мы встретимся в скором будущем то безусловно, поддержка с моей стороны должна быть!

Вот все. Пиши, жду. И фото в обязательном порядке. А пока до скорой и счастливой встречи. Привет так же передавайте своим родным. С приветом! (подпись неразборчива)».

Эта история также покрыта завесой тайны, но ясно, что и здесь хэппи-энда нет — Галина так и осталась одинокой. Почему Иван, так уважительно и нежно писавший ей, так и не стал ее счастливым супругом, уже не представляется возможным узнать. Люди ушли, но их переписка сохранилась, и над ней теперь ломают головы и роняют слезы умиления потомки.

Все-таки есть что-то в канувшем в лету эпистолярном жанре! Какая-то особенная трогательность, нежность и, главное, нетленность. Останутся ли после нас наши смс, месседжи и твиты?..

Авторская стилистика и орфография

Оставить комментарий

avatar