Коломенец поклялся отомстить фашистам

79

Николай Иванович Дашков жил в героическое время. 15-летним подростком он поклялся отомстить фашистам за страдания советских людей. Он сбежал из училища, чтобы защищать Родину. Вместе с товарищами он дошел до немецкого города Бреслау*, известного как «Бомбоубежище Рейха». 9 мая 2018 года, в День Победы, Николаю Ивановичу исполнится 92 года. 
 
 И мир сменился войной 
 

15-летний Николай Дашков учился в ремесленном училище при Коломзаводе. У парнишки было пять родных братьев, и он хотел побыстрее закончить учебу, чтобы помогать родителям. Отец без устали трудился на заводе, мать — в колхозе разнорабочей: убирала сено, урожай, ухаживала за лошадьми и коровами. Жили трудно, но вполне счастливо. 

 
Началась война. Старшего брата, на тот момент ему было девятнадцать лет, сразу призвали в армию, направив на морскую службу в Кронштадт. Через год на войну отправился и другой брат Николая, которому исполнилось восемнадцать. Он оказался в блокадном Ленинграде, где был военным шофером.  
 
Лето 1941 года врезалось в память Николая Дашкова навсегда. «В начале войны (с ее начала прошло всего два месяца) на Коломенский завод пригнали большой эшелон, весь сожженный, от него остался скелет, — вспоминает Н.И.Дашков. — В эшелоне сгорело все: люди, техника. Я смотрел на него и клялся отомстить за мучения наших людей». 
 
 В тот день юный Николай задумал стать танкистом. 

Мечта не исполнилась  

 
Осенью 1941 года Коломенский завод эвакуировали. «С заводом уехал отец, — рассказывает наш собеседник. — А я сбежал из ремесленного училища и отправился на Кировскую машинно-тракторную станцию. Там я всю зиму работал на станке, а вечерами изучал трактор, потому что трактористов брали в танкисты. 
 
Летом мы пахали. Трактористами были мальчишки и девчонки пятнадцати-шестнадцати лет. А трактора тяжелые, не то что сейчас — кнопку нажал и поехал, заводились рукояткой. Как-то у одной девочки заглох трактор. Я посадил ее за свой, а сам стал чинить — регулировать зазоры, зачищать контакты… Эта рукоятка сломала мне руку в трех местах. В больнице мне наложили гипс. А когда гипс сняли, я получил повестку из военкомата». 
 
Николаю Дашкову танкистом стать не разрешили, зачислили в железнодорожные войска. «Я отказывался, просил, чтобы меня направили в танковые, уговаривал комиссию. Не получилось», — вспоминает он. 
 
Призывник смирился и отправился, куда было велено. Шел 1943 год. Николаю Дашкову исполнилось семнадцать. 
 
 Железнодорожные войска
 
 «Что это за войска? Когда наши отступали, то мы все уничтожали — железные дороги, просто дороги, мосты, водозаборные колонки, переправы, — поясняет Николай Иванович. — А когда наши войска наступали, мы прокладывали железные дороги. Немцы нас обстреливали, бомбили с самолетов, но мы все равно делали свое дело, потому что военную технику нужно было доставить ближе к фронту. Часто мы делали дороги прямо на передовой». 
 
Огнестрельного оружия железнодорожной бригаде не выдали, у солдат были только необходимые для прокладки дорог инструменты. 
 
Во время одной из бомбежек Николай Дашков потерял дорогого друга. «У меня был хороший товарищ… Трудно вспоминать, — наш собеседник заплакал. — На моих глазах в него попал снаряд. В клочья. До сих пор не могу забыть. Он погиб в девятнадцать лет. Был из Щелкова.  
 
Я тяжело переживал его потерю, ведь мы выручали друг друга. Он меня научил кушать лук. Не знаю, где он его доставал… Говорил: «Кушай лук». До сих пор лук ем».
 
 Хорошо запомнил Н.И. Дашков и своего командира. «Командир у нас был хохол. Полковник. С нами всегда как наседка: мои сыночки, мои сыночки. Здоровый такой…» — вспоминает ветеран. «На железнодорожных работах мы многому научились, — продолжает он. — Рельсы раньше пилили, чтобы разобрать. А мы придумали перебивать рельсы с трех ударов зубилом. Такой способ оказался более быстрым».  
 
Железнодорожники видели плененных немцев. «Пленных немцев вели вдоль железной дороги — генералов, офицеров… Морозы сильные были, и они попятили себе теплые вещи, чтоб не замерзнуть, укутались. Незнамо на кого похожи были», — говорит Н.И. Дашков. 
 
 Солдатский быт
 
Солдаты-железнодорожники работали сутками, спали мало и где придется. «Как-то раз ночевали в землянках, оставленных советскими военными, ушедшими на другой фронт. — вспоминает рассказчик. — Были случаи: ночью ложишься, а утром рядом с тобой мертвец — солдат умер от ран».  
 
Портянки солдаты сушили своим телом. «Мокрые портянки стелил на доски, — рассказывает ветеран. — А сам ложился, чтобы высушить их своим телом, а утром сухие надеть.  
 
Помню, валенки промочил в оттепель. Неделю ходил в сырых. Здорово застудил ноги». 
 
Сейчас Николай Иванович ходит в валенках дома — они согревают суставы, которые болят с того самого случая.  
 
Молодому Николаю Дашкову, как и остальным солдатам, выдавали боевые сто граммов. Но он не пил водку, а менял ее на сахар. Говорит, до сих пор не пьет и другим не советует. 
 
 День Победы 
 
Железнодорожная бригада дошла от Курской дуги до города Бреслау в Германии. «Советские солдаты окружили Бреслау, — помнит он как сейчас. — Наш эшелон подогнали к этому городу, дали оружие. Утром мы должны были идти в бой. А немцы утром вывесили белый флаг, и война для нас закончилась».  
 
Скоро переносные радиостанции громко вещали о Победе советского народа. 
 
 Домой не попал  
 
Когда кончилась война, молодому Николаю Дашкову было девятнадцать лет. Однако домой он так и не попал. «Вышел приказ верховного главнокомандующего, чтобы молодые отправились служить в армию, потому как призвать-то было некого, — делится ветеран. — И я после войны еще пять лет служил завскладом госпиталя. Служба была легкой, особенно сравнительно с войной». 
 
Таким образом, в родной дом коломенец вернулся только спустя семь лет, как ушел на войну, — 6 ноября 1950 года. 

 
В мирное время Николай Иванович работал на Коломенском разводе токарем. Он виртуозно обрабатывал коленчатый вал — сердце дизеля. Наш земляк стал Героем Социалистического труда. 
 
 Фото: автор, интернет-источники 
 
 Справка
 
 *6 мая 1945 года капитулировал немецкий город Бреслау, известный как «Бомбоубежище Рейха».  

1945 год стал катастрофой для гитлеровской Германии. Некогда непобедимый вермахт терпел одно поражение за другим, фронт катился к Берлину, и становилось очевидно, что Третьему рейху приходит конец. 
 
Немецкие пропагандисты сбивались с ног в поисках новостей, способных вдохновить массы и заставить их поверить, что не все еще потеряно. 
 
Одной из главных тем в немецкой пропаганде последних месяцев войны стала «героическая оборона Бреслау». Эта крепость действительно оказалась крепким орешком, доставившим немало хлопот Красной армии. 
 
Бреслау, крупный индустриальный центр Германии, до 1944 года носил неофициальный титул «Бомбоубежище Рейха». Город был расположен в зоне, недосягаемой для авиации союзников, и сюда был даже переведен ряд правительственных учреждений из Берлина.Источник: aif.ru

Оставить комментарий

avatar