Леонид Бурцев: «Теперь у меня целый строй внуков!»

56

Портал «KOLOMNA NEWS» публикует интервью с ветеранами Великой Отечественной войны, которые живут в Коломне. Героем этого материала стал Леонид Дмитриевич Бурцев – участник Полоцкой наступательной операции 1944 года.

Из комбайна в военный тягач. Леонид Дмитриевич родился 4 июня 1925 года в селе Вадинское Пензенской области. Войну встретил 14-летним пацаном. Окончил пятилетку, затем школу сельскохозяйственных машин, получив специальность «комбайнер». В 16 лет Леонид сел за руль зерноуборочного комбайна, а в январе 1943 года юношу, которому едва исполнилось 17,5 лет, призвали в армию – досрочно. Юный призывник Леня Бурцев попал в школу водителей тягачей Я-12 (советский быстроходный легкий артиллерийский тягач времен Великой Отечественной войны). Полгода обучения – и Леонида направили в артиллерийскую школу младших командиров. Бурцев закончил ее в звании сержанта и был направлен в 1970-й артиллерийский противотанковый истребительный полк. Примечательно, что располагался он в Коломне. Впервые оказавшись здесь, Леонид вряд ли предполагал, что вскоре судьба вновь свяжет его с Коломной, но на этот раз – на всю жизнь.

Боевое крещение. А тогда, в октябре 1943 года, Леня Бурцев сотоварищи зимовали в коломенском лесу, ожидая поступления боевой техники в формировавшийся полк. 6 мая 1944 года их воинское формирование направили на Первый Прибалтийский фронт, который готовился к участию в наступательной операции «Багратион» в Белоруссии. На передовую расчет Леонида Бурцева, в котором он был наводчиком, добирался своим ходом. «Приехали в район Полоцка (Белоруссия), окопались, пристреляли пушку (у меня была первая пушка в первой батарее) и стали ждать дальнейших указаний, — рассказывает Леонид Дмитриевич. — Сзади нас уже стояли «катюши». Однажды боевой расчет Бурцева подняли в три часа ночи: дали команду зарядить пушки и пустить пять беглых осколочных снаряда по фашистской пехоте. Вслед за ними «заговорили» «катюши», полетели наши самолеты. Завязался сильный бой, который длился несколько дней. «Мы накрыли фашистов огнем, стреляли по живой силе, по дотам, по дзотам. Немцы обратились в бегство», — говорит Леонид Бурцев. Таким запомнилась 19-летнему сержанту Бурцеву Полоцкая наступательная операция. (Полоцкая наступательная операция Красной армии проводилась в Белоруссии с 29 июня по 4 июля 1944 года войсками 1-го Прибалтийского фронта в рамках крупномасштабной операции «Багратион»- прим. ред.).

Спасся из окружения. Едва бойцы пришли в себя после Полоцка, воинское формирование, в составе которого был и наш герой, перебросили в направлении белорусской станции Оболь, а затем в Латвию. Но в районе латвийского города Даугавпилс батарея попала в немецкое окружение. Была дана команда бросать пушки и артпанорамы и выбираться из окружения кто как сможет. «Я пошел снимать панораму (панорама — перископический прицельный механизм артиллерийского орудия, предназначенный для прицеливания при стрельбе — прим. ред.), и вдруг – снайперский выстрел в бедро, сразу кровь как из фонтана! Я упал через лафет и потерял сознание», — вспоминает Леонид Дмитриевич. Его быстро затащили в укрытие – небольшой вырытый ров, где санинструктор обработал и перевязал рану, и бойцы вместе с раненым Бурцевым продолжили выходить из окружения. Леонида везли в машине взводуправления. Пока выбирались, стало известно, что советские войска прорвали окружение. Часть, в которой служил Леонид Бурцев, отправилась дальше, гнать немцев на Запад. А героя нашей публикации возвратили в Белоруссию. Там, в небольшой деревеньке, в военном госпитале, 19-летнего парня с серьезнейшей раной ноги прооперировали. Оказалось, что в результате ранения у Леонида порвана тазобедренная артерия и поврежден седалищный нерв. Бурцеву предстояла длительная госпитализация.
В Коломну – и на всю жизнь. Долечивался Бурцев уже в глубоком тылу, в Рязани. В октябре 1944 года молодого парня выписали, признав негодным к строевой службе. Зато такие, как он, крепкие ребята были очень востребованы на трудовом фронте – помогать Родине ковать победу! Так произошла вторая встреча Лени Бурцева с тихой подмосковной Коломной: уроженец Пензенской области попал по распределению на Коломенский завод, где ему предстояло проработать большую часть жизни.
«Устроили меня токарем-расточником. Работали по 12 часов в сутки, иногда приходилось задерживаться – и тогда рабочий день продлевался до 16 часов. Условия были суровые: стояли сильные морозы, цеха не отапливались. Бывало, плюнешь на плиту – плевок тут же в лед превращался», — делится воспоминаниями Л. Бурцев, который вместе с другими рабочими своего цеха изготавливал подъемные машины для шахты. Жизнь была такой же тяжелой, как работа: жили в бараках, выходной один раз в месяц, чтобы рабочие сходили в баню помыться. Все изменилось в один день — 9 мая 1945 года. Л.Д. Бурцев рассказывает об этом так: «Нас всех вывели из цехов на заводскую площадь, там поставили трибуну и с нее объявили о Победе. Что тут началось! Все бросились обниматься, женщины расплакались, вслед за ними и мужчины… Радость была неимоверная!»
55 лет с Коломзаводом. «Куда ж мы время теперь будем девать?» — думали Леня Бурцев и другие заводчане, когда после окончания войны им сократили рабочий день до восьми часов в сутки. Но впереди была целая жизнь, насыщенная печалями, радостями и свершениями. Еще до Победы Леонид встретил на заводе красавицу и плясунью Марию, на которой и женился. У Леонида Дмитриевича и Марии Алексеевны родились три сына. Кроме того, молодого Бурцева перевели в рамный цех, обрабатывать паровозные рамы, вскоре направили на обучение в школу рабочей молодежи, затем – в политехничекий техникум. После его окончания Леонид с дипломом техника-технолога вновь возвратился на завод.
В общей сложности Леонид Дмитриевич трудился на «Коломзаводе» 55 лет, не захотев расстаться с предприятием даже после выхода на пенсию. Работал мастером, старшим мастером, начальником БИХа (бюро инструментального хозяйства), инженером по оборудованию в отделе главного механика. Нагрузку по основной работе совмещал с активной общественной жизнью: был председателем цехового комитета, членом обкома профсоюзов, 16 лет — председателем дачного товарищества. Кстати, именно Леонид Бурцев разработал аппарат для обработки выделенных под дачные участки земель от насекомого-вредителя – медяницы. Изобретенный аппарат действует и поныне: борется с вредителями на огороде одной из внучек Леонида Дмитриевича.
«А я до сих пор живу». А семья у Леонида Дмитриевича большая: сыновья, семеро внуков, четыре правнучки и уже появилась праправнучка!

К сожалению, супруга Леонида Бурцева Мария Алексеевна, которая и в 90 лет оставалась красавицей, скончалась в 2013 году. Но Леониду Дмитриевичу скучать не дают: приходят хлопотать по хозяйству внучки, сын – они живут в соседнем доме. «Недаром мы с Марусей жизнь прожили, — говорит Леонид Дмитриевич, показывая нам семейный фотоальбом, — смотрите, целый строй поколения у нас. Вот она, моя армия! И родной завод меня не забывает, каждый год поздравляет с Днем Победы, и от правительства открытки приходят».

Уже провожая нас, Леонид Дмитриевич рассказывает фронтовой случай: «На станции Оболь это было. Решили мы отдохнуть, уселись на травку, размотали портянки. Нас заметили фашисты и начали стрелять. Мы с заряжающим бежать! Укрылись у какого-то разбитого здания – одни стены от него остались. Только дух перевели, и вдруг прямо перед нашим носом снаряд некрупный разорвался. Смотрю – заряжающий Петька повалился: живот ему осколком разорвало. Я аккуратненько внутренности ему обратно заправил… Так и получилось: рядом сидели, он погиб, а я до сих пор живу…»

Леонид Дмитриевич Бурцев награжден орденом Великой Отечественной войны первой степени, знаком «Фронтовик 1941-1945», медалью «За отвагу», медалью «За освобождение Белоруссии» (вручена в 2009 году), а также имеет 13 юбилейных медалей.

Оставить комментарий

avatar