Мусоросжигательный завод начали строить по-тихому?

1009

В районе деревне Свистягино вырубают лес и завозят стройматериалы

В конце 2016 года областное правительство утвердило территориальную схему Московской области по обращению с отходами. Документ предполагал строительство четырех мусоросжигательных заводов (МЗС) общей мощностью 2,8 млн тонн в год. Один из них планировалось построить на границе Коломенского и Воскресенского районов — в районе деревни Свистягино. Весной 2017 года журналисты «Ять» побывали в этой деревне. Поле, на котором планировали строить завод, тогда было нетронутым — только пожухлая трава. За несколько месяцев в Воскресенском и Коломенском районах прошли митинги и акции жителей против строительства МЗС. Сейчас начало декабря: на поле появились строительные материалы, активно ведутся какие-то работы.

Выступали против НПЗ. На прошлой неделе мы связались со старостой деревни Свистягино Владимиром Силиным. Этот человек вместе с другими активистами 10 лет назад выступал против строительства нефтеперерабатывающего завода в районе деревни Степанщино (соседней с деревней Свистягино). Об этом в 2007 году писали «Ведомости» и «Ять». Поэтому наш разговор со старостой начался с воспоминаний о прошлой победе. «Благодарю газету «Ять»: помню, как мы сотрудничали, защищая нашу землю от строительства на ней нефтеперерабатывающего завода, — сказал В. Силин. — Тогда совместными усилиями мы наши края отстояли — этого завода нет. Мы не забыли вашу поддержку. Но теперь у нас новая беда — боремся против строительства мусоросжигательного завода».

Завозят стройматериалы. По словам В. Силина, завозить строительные материалы на поле в деревню Свистягино начали в начале ноября. «Привезли два строительных вагончика, — рассказывает он. — Стали завозить стройматериалы. Металлические трубы метра по три, технику для сварки этих труб — сварочные аппараты. Еще привезли электрический генератор, чтобы на территории был свет. Бурильную установку, чтобы сверлить отверстия под трубы. Трубы зарывают в землю на глубину примерно полтора метра. Они их устанавливают, видимо, затем, чтобы обтянуть потом сеткой и сделать забор. Цемента очень много завезли».

Местные жители давно познакомились с теми, кто проводит работы. «Все это делают воскресенская строительная компания «СМУ-5» и ее подрядчики, — говорит староста деревни. — С компанией у нас сразу отношения не сложились, потому что ее грузовики возят строительные материалы через центральную дорогу в деревне, которую мы своими силами асфальтировали и отсыпали. Также грузовики ходят через соседнюю федеральную трассу по направлению Степанщино — Свистягино. А мы бились за ее ремонт с 2014 года, ее отремонтировали наконец-то в 2017 году. И грузовики портят новый асфальт. Маловероятно, что кто-то потом его восстановит».

Жителям хамят? По словам В. Силина, территорию для мусоросжигательного завода расширяют еще и за счет живого леса — вырубают деревья. «Мы, жители, поинтересовались, откуда рабочие, вырубающие деревья. Такое хамство услышали в ответ! — удивляется деревенский староста. — Мол, территория уже не наша, а частная собственность. Разрешения на вырубку, конечно, нам никто не показал. Я еле-еле людей сдержал, чтобы сельчане не поддались на провокацию и не начали участвовать в конфликте. Бригадир даже вызывал полицейских, якобы мы хотим взять его рабочих в заложники. Драк не было: мы люди более культурные, чем те, кто к нам приехал. Потом кто-то сломал наш шлагбаум, но мы на провокацию опять не поддались».

Документов на строительство завода, земляные и порубочные работы местным жителям так пока никто и не показал. Впрочем, как и некоторым официальным службам.

Что за подход? Мы поинтересовались мнением Алексея Холкина, активиста-общественника, организатора митингов и других мероприятий против строительства МСЗ.

«Я могу сказать, что тут подход девяностых годов, — считает А. Холкин. — Делаем, что хотим, и при этом никому ничем не обязаны. Конечно, социальная напряженность вокруг строительства от этого только растет. В двадцатых числах ноября мы вызывали в Свистягино наряд полиции. Мы попросили у рабочих, вырубавших лес, разрешение на его вырубку. При полицейских они пообещали привезти разрешительные документы через три часа. Конечно, никто их потом не привез. Нам пришлось снова вызвать полицию. А рабочие пожаловались, что жители их удерживают в заложниках. Естественно, люди этого не делали. Могу предположить, что это была провокация. Полиции документы они, кстати, тоже не показали.

На следующий день мы написали жалобы во многие официальные инстанции. После этого меня пригласил к себе участковый и сказал, что на этом участке избили рабочих. Я был удивлен, почему пригласили именно меня. Я задал участковому простой вопрос — сняли ли побои. Ответ: нет, факт не подтвердился».

Недавно в Московской областной думе проходило мероприятие «Открытый микрофон». На нем обсуждали вопрос современной утилизации отходов. Алексей Холкин задал вопрос министру экологии МО Александру Когану. «Вся встреча была посвящена рекламе мусоросжигания, — говорит А. Холкин. — А я спросил, почему установку забора в Свистягине проводят без разрешительных документов. Александр Коган потребовал, чтобы документы жителям предоставили незамедлительно. Могу точно сказать, что их до сих пор никто так и не видел — не предоставлены».

Фото: Алексей Холкин

P. S. Поле, на котором предполагается строительство МЗС, находится в нескольких десятках метров от жилья. Большинство домов в деревне принадлежит ликвидаторам Чернобыльской аварии — государство выделило им землю, чтобы поправили здоровье. Кроме того, землю в районе Свистягина активно выдают многодетным семьям в рамках госпрограммы.

Оставить комментарий

avatar