Рассказ жительницы поселка Пески

126
В поселке Пески Коломенского района живет Любовь Семеновна Мышляева. Узнав о проекте «Лица Великой Отечественной», она обратилась в редакцию. Оказалось, 86-летняя женщина бережно хранит емкий семейный архив из фотографий и писем, начиная с XIX века. Трое ее братьев и отец были участниками Великой Отечественной и советско-японской войн. Любовь Семеновна рассказала нашему корреспонденту о каждом из родственников.
 
Сегодня мы расскажем о двух братьях — Дмитрии и Константине Афанасьевых.
 
В реке текла не вода, а живая кровь…
 
В семье Афанасьевых было девять детей, самым старшим из них был Константин.
 

8 августа 1941 года, сразу после окончания школы, Константин Афанасьев был призван на фронт. 15 августа принял военную присягу и был направлен на учебу в Первое свердловское военное пехотное училище.
В мае 1942 года Константин закончил обучение, получил звание лейтенанта и в должности заместителя командира роты был отправлен в 128 мотострелковый полк 174 мотострелковой дивизии на Юго-Западный фронт.
Константин принимал участие в оборонительных боях на Дону за город Коротояк (юго-западнее Воронежа).
Любовь Семеновна вспоминает, что брат рассказывал об ожесточенных боях, о страшной переправе через Дон: «Немцы нас обстреливают, а мы плывем через реку кто на чем — даже на бревнах и досках. Вода в реке была вся красная от  крови, не вода, а живая кровь…»
Последние сведения о Константине относятся в концу августа-началу сентября 1942 года. По-видимому, именно тогда его взяли в плен. Вот как рассказывал, по воспоминаниям сестры, об этом К. Афанасьев.
Заняв здание школы, последние 17 бойцов оборонялись изо всех сил. В подвале школы лежали раненые мужчины и женщины. «Немцы были от нас в 50 метрах, оборону держали 17 бойцов, — рассказывал Константин. – Из них осталось всего двое, я и еще один солдат, без единого патрона. Нас двоих взяли в плен. Немцы подогнали повозки и погрузили наших раненых и меня с ранением в ногу и отправили в госпиталь. Отношение к нам, русским, было неплохое, разговаривали с немцами жестами. С собой у меня была фотография, на которой изображена вся наша семья. Завидев ее, немцы с пониманием относились ко мне, и потому именно она спасла мне жизнь».

 

После этого семья почти три года не имела сведений о сыне и брате. Любовь Семеновна вспоминает, что мама даже гадала, стараясь узнать судьбу сына. И сын показывался ей почему-то на лошади (как оказалось потом, в одном из лагерей его работа действительно была связана с лошадьми).
После освобождения из немецкого концлагеря Константин попал в советский фильтрационный лагерь. Уже оттуда, пройдя проверку, он прислал семье первое письмо, датированное 20 апреля 1945 года. О том, что с ним произошло в эти годы, Константин не писал — говорил, что на это понадобится тонна бумаги, а не тот клочок, на котором он пишет свое письмо.
В мае 1945-го Константина Афанасьева отправили служить в Башкирию. Офицерское звание ему не вернули — теперь он был старшиной 28 запасного стрелкового полка 12 запасной стрелковой дивизии в фильтрационном лагере в д. Алкино.
В декабре 1945 года он был уволен в запас.
Впоследствии Константин часто рассказывал своей сестре Любови о войне, и каждый раз слезы выступали на его глазах. Он всегда говорил: «Не дай бог кому такое увидеть и испытать». Когда наступал День Победы, то, по словам Любови Семеновны, слезы из глаз брата текли ручьем.
В одном из военных писем он написал: «Мама!!! Помни одно и самое главное: что мы были, есть и будем патриотами своей Родины и своего Отечества до конца своей жизни! Я прошел достаточно суровую школу жизни».
 

 
«Выгнали японских самураев»
 

10 ноября 1941 года Дмитрий Семенович Афанасьев был призван на военную службу. Его направили в город Вильно для обучения по специальности «связист». Получив специальность, Дмитрий был отправлен на фронт. Двигался он в составе своего полка по всей России. Письма домой приходили отовсюду: то из Новгорода, то из Ленинграда. Но из-за военной цензуры они были малоинформативными, а потому о подробностях военной жизни Дмитрия Афанасьева мало что известно. Писал только кратко, что жив-здоров… Однако после окончания Великой Отечественной войны цензура была немного ослаблена.

Дмитрий был направлен в Маньчжурию (северо-восток Китая), в город Харбин. Там старший сержант Афанасьев принял участие в советско-японской войне, все так же в качестве связиста.
Вот что он, в частности, писал тогда: «Нахожусь в Харбине, откуда наша доблестная Красная армия выгнала японских самураев и освободила китайцев». 
 

«Здравствуйте дорогие родные! Шлю Вам свой горячий, чистосердечный привет и от всего сердца желаю Вам благополучия в Вашей жизни! Мама! Вчера, наконец, получил твои письма, в которых ты пишешь о том, якобы наш Костя нашел себе подругу жизни и связал с ней свою судьбу. Я бы, конечно, на своем месте это не сделал и пока не думаю думать об этом. Но его можно понять.

Во-первых, он у нас не маленький, а во-вторых надо считаться с его настроением моральным. Ведь сколько он выстрадал! Я, конечно, не знаю, но предполагаю, что ему бедняжке досталось.
Мама! Денег я еще пока не получал. Ни 300, ни 100 рублей. Они, видимо, еще в России. Не присылайте, пожалуйста, мне больше денег, расходуйте их на свои нужды!…»
Весной 1946 года Дмитрий Афанасьев вернулся домой тяжелобольным. Осенью того же года он умер в возрасте 23 лет.
 

 
История отца и третьего брата
 
Прошел две войны
Родился и вырос Семен Феоктистович в поселке Пески. Окончил четыре класса с отличием. В 1914 году был призван на военную службу. В это время уже шла Первая мировая война. Семен Феоктистович был зачислен стрелком в полк 4-й Особой русской бригады. Полк готовился к отправке во Францию. Французское правительство с 1915 года вело переговоры о переброске на свою территорию 400 000 русских офицеров и солдат – в обмен на недостающее вооружение и боеприпасы для императорской армии. В результате и был сформирован Экспедиционный корпус русской армии, состоявший из четырех бригад, воевавший во Франции и Греции, куда и попал Семен Афанасьев. Отбирались в него лучшие, проверенные бойцы.
Четвертая особая пехотная бригада отплыла из Архангельска в середине сентября 1916 года и была доставлена в Марсель. Французы встречали русских с восторгом: бравые солдаты были одеты, что называется, с иголочки – царское правительство показывало союзникам «товар лицом». 
Из Марселя бригада была переброшена в Македонию и в середине октября прибыла в Салоники. На Салоникском фронте и довелось сражаться Семену Афанасьеву. В союзе с сербами и французами русские воевали против болгар и немцев.
В конце декабря 1917 – начале 1918 года французы, обеспокоенные бунтом во 2-й Особой бригады, также воевавшей в Македонии, полностью разоружили русские войска. Солдатам и офицерам предложили либо сражаться и дальше – в частях Франции, или идти работать на французов, или отправиться в колонии Франции в Африке (фактически – на каторгу). Семена Феоктистовича отправили работать на богатого француза. «Он часто рассказывал, как ему приходилась ухаживать за виноградниками богача, — вспоминает Любовь Семеновна. – А перед отправкой домой ему даже предложили остаться работать за большую зарплату, так как он хорошо себя зарекомендовал. Но он отказался, желая поскорее увидеться с родными».
Первые эшелоны из Франции отправились на родину весной 1919 года – это были составы с изувеченными на войне солдатами. Вслед за ними вернули в Россию всех остальных, не пожелавших оставаться на чужбине.
После репатриации Семен Феоктистович вернулся на родину, женился, и в его семье появилось девять детей. 
 

А в 1943 года он снова был призван на военную службу. К этому времени старшему сыну Семена Феоктистовича исполнилось 19 лет, а младшему было 3 года.
Служить ему выпало стрелком отделения сопровождения грузов Центральной базы артиллерийского вооружения № 26 в городе Брянске. Там ему пришлось участвовать в нескольких оборонительных боях в сентябре 1943 года. 
10 июня 1944 года как многодетный отец он был переведен в ту же часть, только уже в пожарную команду, откуда позже был демобилизован.
20 июля 1945 года Семен Афанасьев получил благодарственное письмо от командования базы – за честное и безупречное несение службы, за образцовое выполнение заданий.
После службы Семен Феоктистович работал счетоводом в Коломне на железнодорожной станции. Остаток своей жизни посвятил колхозу «Весенние всходы», поменяв профессию и став пчеловодом и садоводом.
«В возрасте 73 лет папы не стало. Больше всего он боялся за сад, выращенный его руками», — вспоминает Любовь Семеновна.
 
Служил на корабле
Три сына Семена Феоктистовича участвовали в Великой Отечественной войне. О двоих из них «Ять» рассказывала в одном из предыдущих номеров. Третий брат, Виктор, был самым молодым из них.
 

Служба его началась в Кронштадте в 1944 году — курсантом на сторожевом катере в составе Балтийского флота. После обучения он был переведен в 1946 году на корабль «Печора». «Печора» — бывшая немецкая плавучая база подводных лодок, называвшаяся Otto Wuensche, была передана СССР как раз в 1946 году. Виктор прошел путь от Мурманска до порта Находка через Северный Ледовитый океан и Берингов пролив. Он рассказывал своим родным, что участвовал в операциях на подводной лодке.
В 1951 году Виктор вернулся домой в звании старшины 2-й статьи. Он был награжден тремя медалями: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «К 30-летию Советской армии и флота» и «30 лет Победы в Великой Отечественной войне».

Оставить комментарий

avatar