Спецшкола по подготовке диверсантов

98

К осени 1941 года немцы вклинились глубоко на территорию Советского Союза. В их руках оказались тысячи населенных пунктов. Чтобы помешать противнику войти в Москву, нужно было, помимо прочего, затруднить снабжение его передовых частей. Именно тогда, в сентябре 1941-го, и была создана диверсионная школа НКВД. Она располагалась сначала в поселке Северском под Коломной, а потом в поселке Вешняки близ Покрова.

Без права на мозоли

Начальники цехов или ректоры институтов выдвигали кандидатуры для обучения в школе из числа рабочих и студентов. Кандидаты собирали характеристики, биографии претендентов и их родственников подвергались доскональной проверке. Отбор был строгим.

Ветеран ФСБ Дмитрий Щеголев вспоминает: «На заводе нам сказали: «Будем готовить вас к новой работе, очень тяжелой. Придется помногу ходить. Поэтому вы должны иметь хорошее здоровье». А вечером всех кандидатов отвезли за город. Построили, стали задавать вопросы. Отсеивали за любую мелочь. Спрашивают, например, одного из добровольцев: «Как ты, Петров?» А он отвечает: «Если долго хожу, ноги натираю». В итоге из 20 человек оставались трое — пятеро».

Всего из тысячи претендентов в первом наборе осталось 200 человек. И до последнего момента никто из них точно не знал, к какой работе их готовят.

Срок пребывания в школе был недолгим — от 10 до 20 дней. Но, согласно утвержденному плану, за это короткое время будущие диверсанты должны были научиться «владеть средствами подрывного искусства, холодным и автоматическим оружием для разрушения всех видов транспорта, коммуникаций, средств связи, складов, баз, штабов и уничтожения живой силы противника». Учились они и рукопашному бою, стрельбе, ориентированию.

Недостаток вооружения пополняли порой своими силами. Многие разработки, созданные в стенах этой школы, были запущены в серийное производство и применялись в партизанских отрядах.

В школе имелась лаборатория, которую курсанты между собой называли мини-КБ (конструкторское бюро). Там создавали и испытывали мины, с которыми диверсанты уходили за линию фронта. Главным достижением мини-КБ стала универсальная мина Зуева (УМЗ), названная в честь ее создателя и руководителя спецшколы. Она была изготовлена из дерева, ее не могли обнаружить ни миноискатели, ни собаки, а после установки не мог разминировать даже тот, кто установил.

После «выпускных экзаменов» бойцам выдавалось снаряжение: на группу — ручной пулемет, на бойца — автомат или винтовка с 60 патронами, две противотанковые гранаты, четыре бутылки с горючей смесью, финский нож и мина Зуева. Группы получали провизию на две-три недели. На деле диверсанты проводили во вражеском тылу гораздо дольше — по два-три месяца. Если заканчивались продовольствие и патроны, добывали их у противника, а из подручных средств мастерили примитивные взрыватели, продолжая наносить урон фашистам.

За год существования школы было подготовлено 3187 диверсантов, сформировавших более 100 диверсионно-разведывательных групп. Каждая из них перед уходом за линию фронта получала особое название: «Смельчаки», «Бесстрашные», «Дерзкие», «Неуловимые»… Выпускники спецшколы пустили под откос не менее 366 вражеских вагонов, уничтожили 193 танка, 88 орудий, 411 автомашин, взорвали 25 мостов, вырезали около 30 тысяч метров телефонного кабеля, вывели из строя более 7000 немецких солдат и офицеров, вместе с партизанскими отрядами отбили 14 населенных пунктов.

Увы, не все доходили до цели и выполняли поставленные перед ними задачи. Иногда у бойцов просто не выдерживали нервы. Такие группы списывали, а люди возвращались на заводы, где приносили пользу в качестве сварщиков и токарей.

Путь «Смельчаков»

Одной из успешных групп были «Смельчаки». 8 сентября 1942 года 11 человек, которыми руководил Борис Хржановский, выдвинулись в тыл противника по маршруту Витебск — Полоцк — Невель. Без единого выстрела перейдя линию Калининского фронта, 17 сентября бойцы добрались до партизанского отряда, а еще через два дня прибыли к первому объекту, предназначенному для ликвидации. Группе предстояло заминировать железную дорогу Горянск — Оболь.

Из-за усиленной охраны подойти к железнодорожному полотну было невозможно. После пяти дней бесполезного ожидания Хржановский решил отступить.

Вскоре, однако, группе удалось совершить ряд дерзких вылазок. Заминировав Головатинский большак, они подорвали две машины с немецкими солдатами, уничтожив 35 человек.

В течение нескольких дней они провели такие же акции и на других дорогах.

Немцы выслали карательный отряд для уничтожения диверсантов, но бойцам удалось вырваться из кольца и дойти до партизанского отряда «дяди Коли». Там, получив данные о движении немецких эшелонов по железной дороге Москва — Минск, «Смельчаки» заминировали полотно на перегоне Смолевичи — Плисса и подорвали эшелон с военной техникой, шедшей на фронт.

Как сообщили местные жители, вдоль магистрали Москва — Минск немцы проложили кабель, соединяющий центральную группировку оккупационных войск с Берлином. Группа Хржановского решила уничтожить его. Вооружившись лопатами и толом, диверсанты прибыли на перегон Смолевичи — Жодино под видом рабочих, подорвали кабель, забросали место взрыва землей и вернулись на партизанскую базу.

Позже были также подорваны плодоовощная база, смолокуренный завод, склад с боеприпасами, пущены под откос десятки вражеских вагонов, взорвано несколько мостов.

В случае необходимости диверсанты имели полномочия карать предателей.

Как-то путь группы пролегал через деревню Полойники Сиротинского района Витебской области. Староста, завидев незнакомых вооруженных людей, сообщил о них немцам. «Смельчаков» обстреляли, они были вынуждены отойти в лес. Как выяснилось, староста давно помогал полицейским и карательным отрядам отбирать у населения зерно и лошадей. Диверсанты заманили его в лес и расстреляли по законам военного времени.

«Смельчаков» отозвали в Москву только через три месяца. Путь назад оказался непростым. До сих пор группе удавалось обходиться без потерь, но при возвращении домой во время разведки местности бойцы Евгений Лопатин и Владимир Пискулин наткнулись на немецкий дозор и были убиты. Немцы направили против диверсантов карательный отряд. Благо, «Смельчакам» помогали местные жители, которые прятали их у себя, выдавая за мужей или братьев.

29 декабря 1942 года группа прибыла в Москву, и ее сразу расформировали. Борис Хржановский был представлен к ордену Красного Знамени, Аркадий Воробьев и Анатолий Головешкин — к орденам Красной Звезды, а боец Евгений Лопатин – к ордену Отечественной войны II степени посмертно. Хржановскому тоже не суждено было дожить до Победы, причем погиб он при весьма странных обстоятельствах.

 

Честное имя командира

Примерно через год «Смельчаки» вновь приступили к работе. Они отправились в партизанский отряд, который действовал в Новгородской области под командованием Николая Бабича (фамилия изменена — прим. авт.). 22 января 1944 года отряд Бабича получил задание захватить железнодорожный мост в районе станции Луга, Хржановский должен был взорвать мост в случае неудачи.

Немцы заметили партизан на подходе, завязался бой. У противника было явное преимущество: фашисты поливали нападавших огнем из пулеметов, установленных в дотах около моста. Многие партизаны погибли. Хржановский был ранен в бедро, и «Смельчаки» вынесли его с поля боя.

Вдруг Бабич подошел к лежащему на снегу Хржановскому и выстрелил ему в живот, убив на месте. В военное время никто не стал выяснять причины произошедшего, допрашивать Бабича и свидетелей. Впоследствии, уже после войны, Бабич говорил, что Хржановский во время боя поднял ненужный крик, в результате чего противник обнаружил группу и открыл по ней огонь, а Хржановский при этом якобы дал команду «отходить». Таким образом, «смалодушничал и сорвал операцию», поэтому Бабич его расстрелял по законам военного времени. В Москву полетели депеши с сообщением о смерти предателя Родины, расстрелянного на месте «за срыв военной операции, проявление трусости и паникерства».

Командира «Смельчаков» считали предателем долгих 22 года. Он был лишен воинского звания и всех наград. И только его товарищ по оружию Аркадий Воробьев добивался расследования. По его заявлению чекисты искали документы, допрашивали очевидцев и нашли после войны в Пензенской области самого Бабича.

В феврале 1966 года следствие пришло к выводу, что «командир роты партизанского отряда 11-й Волховской партизанской бригады Хржановский Б.В. невиновен», что он «погиб в бою с немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированной территории Ленинградской области как герой». Хржановского восстановили в звании, а заслуженные им награды были переданы его матери.

Материал предоставлен пресс-службой УФСБ по Москве и Московской области

Оставить комментарий

avatar