Коломенских альпинистов эвакуировали домой из Казахстана на военном самолете

154

В конце декабря коломенские туристы Дарья Вениаминова и Георгий Кулагин отправились на учебно-тренировочный сбор в альплагерь, расположенный в 20 километрах от Алма-Аты. Тогда коломенцы даже и не подозревали, чем обернутся тренировки в горах Казахстана. Домой, в Россию, они вернулись эвакуационным рейсом на военном самолете.

2 января после внезапного резкого повышения цен на сжиженный газ в Казахстане началась волна протестов. С города Жанаозене беспорядки быстро распространились на Алма-Ату, Актау, Актобе, Караганду и другие города страны. В некоторых из них они перешли в погромы и бои с правительственными силами, происходили нападения на здания региональных властей, правоохранительных органов, банки, были захвачены аэропорты, перекрыты автомобильные и железные дороги.

В самый разгар этих событий всего в 20 километрах от Алма-Аты на учебно-тренировочном сборе в альплагере находились туристы из Коломны Дарья Вениаминова и Георгий Кулагин. О том, как разворачивались события и как нашим землякам удалось вернуться на родину, корреспонденту KN рассказал Георгий Кулагин.

— Мы отправились в альплагерь «Туюк-Су» 26 декабря заниматься альпинизмом. Наша смена должна была продолжаться до 9 января, а 10 числа мы должны были вылетать домой. Всего в лагере нас было 22 человека.

— Георгий, как вы узнали о произошедших протестах?

— До 4 января Интернет был, но никаких новостей о беспорядках до нас не доходило. А 4 числа вечером где-то часов в шесть-семь Интернет выключили. Нам тогда было непонятно, что происходит. В ночь с 4 на 5 сеть появилась буквально на 20 минут, и тогда я узнал, что происходят беспорядки, протестующие начали захватывать здания, мародерствовать, стрелять. Позже обо всем этом нам рассказали сотрудники альплагеря, которые были в городе. И только в пятницу, 7 января, на телефоны по СМС начала поступать рассылка от местной службы. В частности, там говорилось о том, что президент Казахстана выступит с обращением о поддержке малого бизнеса, о проведении антитеррористической операции. Но приходили эти сообщения рандомно, не всем.

— Какая обстановка была у вас в лагере?

— У нас все было тихо и спокойно. Единственное, нам было скучно, потому что все подъемы в горы и на скалы с началом антитеррористической операции запретили.

Неподалеку находится горнолыжный курорт Чимбулак, где постоянно гуляют туристы, он хорошо просматривается из нашего лагеря. И вот мы видели, как большое количество людей из города уезжало куда-то — видимо, в безопасное место. А когда объявили АТО и комендантский час, людей уже не было видно.

— Была ли у вас возможность связаться с родными?

— Интернета не было, но сотовая связь была. Я смог позвонить родителям и рассказать о ситуации. По телефону они держались достаточно спокойно. Уже потом, когда я вернулся домой, узнал, что и родители, и друзья обращались в МИД, связывались с администратором «Туюк-Су». А другие в лагере как раз паниковали из-за того, что не могли связаться с родными, не могли сообщить, что с ними все в порядке. СМС не доходили.

— Как вам удалось добиться вылета из Казахстана?

— 5 января я начал искать телефоны посольства России. Дозвониться у меня так и не вышло. В какой-то момент один человек у нас все-таки дозвонился. По телефону сказали просто сидеть и ждать. Пообещали, что, возможно, 7 января будет эвакуационный рейс и нас предупредят, но на связь так никто и не выходил. Мы ждали до 8 января и днем сами снова начали звонить дежурному. Тот сказал, что 9 числа в 14.00 планируется эвакуационный рейс и к этому времени нам нужно подъехать к аэропорту.

В день вылета нас довезли до катка «Медео», мы вышли из автобуса, прошли через шлагбаум, где нас уже ждали другие автобусы. Мы сели и доехали до аэропорта.


— Какая обстановка в тот день была на улицах?

— Острая фаза столкновения в тот момент уже прошла. Машин на дороге почти не было, на улицах было много военных, ополченцев, видно, что были погромы: разбиты витрины магазинов, сломаны фонтаны, везде стояли блокпосты.
Нас остановили только на въезде в аэропорт, проверили документы и вещи на наличие оружия и запрещенных веществ. А во второй автобус заходили люди с автоматами, досматривали. Это были не военные, а ополченцы.
А в аэропорту нас встретили наши миротворцы, переписали фамилии и сопровождали. Страшно не было. Мы знали, что находились в достаточно безопасном месте.

— Много людей летело в Россию тем самолетом?

— Мы летели на ИЛ-76. В самолете было 100 человек. Рейс задерживался, пока мы не набрали полный борт. Кстати, с нами летел актер Илья Глинников из «Интернов» и еще какая-то знаменитая женщина, у нее интервью брали журналисты из Турции. Многие были без багажа. Возможно, среди пассажиров были местные, точно я не знаю.

— А военные с автоматами на борту были?

— Нет, военные нас не сопровождали. На борту были только члены экипажа, пять или шесть человек. Доброжелательные такие люди оказались: пожелали нам успешного полета и поставили три ведра, так как туалетов в военных самолетах нет.
Причем изначально мы должны были лететь в Оренбург, а уже в аэропорту стало известно, что нас доставят в Москву, в аэропорт «Чкаловск». Долетели за пять часов примерно. Там нас встретили, взяли ПЦР-тесты, гражданские автобусы довезли до военной части и оттуда уже на военных автобусах до станции «Чкаловская». Дальше мы добирались своим ходом. Сейчас мы уже дома и я рад, что все хорошо закончилось!

Фото: Георгий Кулагин