Лица Великой Отечественной: «Смотри: бомба, цельная!»

47 views
Слева Зинаида Разумнова, в центре сестра Люба, справа - Рая. Был еще брат Миша.

Портал Kolomna-news продолжает публиковать истории тех, чьи детские и подростковые годы пришлись на тяжелое военное и послевоенное время. На этот раз нашей героиней стала коломчанка Зинаида Разумнова (Монахова). В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, ей было 12 лет.

Как началась война

«Началась война. Германия напала на Советский Союз. Все военнообязанные должны собраться на пересылочный пункт». С этим страшным объявлением, прозвучавшим из рупора в деревне Зарудня, в жизнь 12-летней Зинаиды Разумновой ворвалась Великая Отечественная война.

Зина росла в многодетной семье Марии и Михаила Разумновых. В 1941 году Зиночке едва стукнуло 12 лет. Самому старшему ребенку, Константину, только исполнилось 17. Тот солнечный день, 22 июня 1941 года, Зинаида Михайловна до сих пор отчетливо помнит. Вся их большая семья была дома, но после страшного извещения о войне все домочадцы, как и остальные деревенские жители, выскочили на улицу. Схватились за головы, закричали, зашумели, заголосили… Вскоре приехала машина — забрали на передовую всех мужчин призывного возраста. А через два-три месяца стали приходить повестки и совсем юным парням. Так забрали 17-летнего Костю Разумнова.

Отец на фронт не попал

Глава семейства, Михаил Николаевич, на фронт не попал. После ранения саблей в Финно-германскую войну одна его нога стала короче другой на семь сантиметров. Еще в молодости Михаил Разумнов выучился в Петербурге на мастера сапожных дел, искусно чинил обувь, шил и сапоги, и ботинки, и детские туфельки. Когда после прихода советской власти началось раскулачивание, работал секретарем — под диктовку начальства записывал имена-фамилии крестьян, попавших в категорию кулаков. Но его должность оказалось в буквальном смысле смертельно опасной — простого писаря, исполнявшего свои обязанности, преследовали с оружием, вынуждали прятаться по ночам, он не раз был в шаге от смерти. В итоге Михаил Разумнов уехал в деревню Дединово Луховицкого района, где открыл свою сапожную мастерскую. После объявления войны Михаил Николаевич ушел работать в валяльню — изготавливать валенки. Домой, в Зарудню, приезжал только в выходные.

Отец в центре.

Дети работали наравне со взрослыми

Без мужиков Зарудня осиротела. Остались только женщины и дети. На деревенском сборе объявили, что теперь ребятня должна помогать взрослым. Зина вместе с мамой и сестрами работала в поле: девочки собирали колосья ржи и пшеницы в корзину, учились делать жгуты, быстро обвязывать ими снопы и ставить их на поле; обрабатывали свеклу и картофель.

А через год, когда Зинаиде исполнилось 13, она и другие деревенские ребята и вовсе стали работать в колхозе наравне со взрослыми: сажали, поливали, обрабатывали, защищали от вредителей и собирали урожай. Крупные хорошие овощи грузили на машины и баржи, ходившие по Оке, и отправляли в город. Недород: мелкую картошку, свеклу, плохую капусту — отдавали на корм колхозному скоту. Туда же, на Коломну (а потом, вероятно, на фронт) отправлялись молоко, яйца, мясо, мука и прочие продукты.

В деревне начался голод

Как вспоминает Зинаида Михайловна, в первое военное время голода в деревне не было: кормились своим хозяйством, держали скотину. Коровам часто не хватало сена — проблему решали, срезая молодые ветви деревьев. Но постепенно с продовольствием становилось все хуже и хуже, люди начали голодать. Единственным продуктом, с которым в деревне тогда не было проблем, стал рыбий жир. На этом масле с противным вкусом и запахом готовили все. Варили щи с лебедой и крапивой — добавляли рыбий жир, замешивали лепешки на муке с перемолотой травой — пекли их на рыбьем жире, собирали после зимы мороженую картошку с полей — и ее жарили на рыбьем жире. Все выращиваемое на колхозных полях по-прежнему предназначалось только «для фронта и для победы». Колхозников строго проверяли после всех полевых работ: тех, кто посмел своровать хотя бы килограмм зерна, на три года отправляли в тюрьму.

Голодала и Коломна. Городские каждый день ходили по деревням, продавая одежду за еду. Выпрашивали хотя бы маленькое ведерко, хотя бы две картофелинки, предлагая за него кофточки, блузочки, брюки… Тяжело было всем.

Не успели заруденцы отправить мужчин и юношей на фронт в 1941 году, как почти сразу посыпались похоронки. Редкий день проходил без криков и рыданий жен, матерей и сестер. В 1943 году горе пришло и в семью Разумновых. Сначала почтальон принес солдатский треугольник: в письме старший сын и брат Костя писал, что воюет под Смоленском, сейчас идет в бой.

А вслед за этим конвертом пришла похоронка: Разумнов Константин Михайлович тяжело ранен в сражении и от боевых ранений скончался. Мама от страшного известия потеряла сознание, Зина кричала, что пойдет в партизаны и будет мстить за брата, сестра Люба почти сразу после похоронки пошла добровольцем на военную службу.

Страшная находка на лугу

Много тяжелых воспоминаний оставила война в памяти Зинаиды Михайловны. Однажды и она просто чудом избежала смерти — да не где-нибудь, а в своей родной деревне. В те годы воздушные тревоги были для Коломны обычным делом. В бомбоубежище деревенские не прятались — уходили домой. Наши самолеты от фашистских отличали по гулу: немецкая техника гудела низкими тяжелыми тонами. Защитой от бомбежек служили наклеенные на окна газетные ленточки и черная бумага сверху, в темное время суток в домах не зажигали свет. Однажды летней ночью над деревней послышался гуд немецкого самолета. Сброшенная с него ракета на мгновение осветила деревню, и бомбардировщик полетел дальше, через пойменные луга при Оке. Зина приоткрыла уголок темной бумаги на окне и увидела, как над лугами был сброшен еще какой-то предмет. Любопытная девчушка рассказала об увиденном сестре, и обе решили на следующее утро, перед работой, сбегать посмотреть, что же сбросил самолет.

На рассвете девочки тайком добрались до луга и увидели стадо коров. Одни спокойно жевали траву, другие лежали бездыханные. Крови нигде видно не было. А неподалеку, прямо в песчаном берегу Оки, колом стояла бомба. Радостная Зина подбежала к находке, обхватила тяжелый снаряд руками и крикнула сестре: «Смотри, тут бомба, цельная!» К девочкам тут же подъехал мужчина на лошади: «Отходите немедленно! Быстро уходите отсюда!» Сестры дали деру, но, когда бежали к дому, оглянулись и увидели, что к тому месту уже подъехала телега, на которую грузили что-то тяжелое. Может, это были коровы, а может, увозили бомбу. Больше про тот случай никто ничего не знал.

Сахар подвесили на ниточки

Вспоминается Зинаиде Михайловне и еще одно, уже радостное событие. Через Зарудню проходили советские солдаты. Всех расквартировали по деревенским домам. Ночевали красноармейцы-офицеры и в доме Разумновых. Мать, Мария Тимофеевна, сварила чугунок картошки, подала на стол настойку для дорогих гостей, те открыли банку с тушенкой. Наутро солдаты собрались в путь. В знак благодарности за гостеприимство один из ночевавших у Разумновых офицеров подарил детям два кусочка сахара. Но вместо того, чтобы дать ребятам лакомство, Мария Тимофеевна подвесила сахарок на ниточки под потолком: мол, смотрите на них и вспоминайте наших бойцов добрым словом. Так и висели сладости нетронутыми вплоть до конца войны — никто из детей не смел ослушаться материнского наказа.

Родители Мария Тимофеевна и Михаил Николаевич — послевоенное фото, 50-е годы.

После войны стало еще тяжелее

Пришел май 1945 года, а вместе с ним — радостное известие о долгожданной Победе и… снова тяжелые времена. По словам Зинаиды Михайловны, первые послевоенные годы были еще труднее и голоднее, чем военные. Зина осталась главной маминой помощницей: одна из ее сестер ушла на военную службу, вторая вышла замуж и уехала на Урал, самый маленький брат Миша пока учился в школе. Зиночку из колхоза не выпускали, но девушка рвалась в город: деревенским приходилось совсем туго. У крестьян снова отрезали землю — с каждого надела по шесть соток (так, Разумновым оставили только участки с плодовыми деревьями), на оставшуюся ввели земельный налог. Каждый двор должен был ежегодно сдавать по 50 кг мяса, 100 яиц, молоко… Чуть легче стало ближе к концу 1940-х, тогда же были введены продуктовые талоны. Правда, к тому моменту Зинаида Разумнова сумела все же вырваться из деревни в Коломну и устроилась работать на завод.

В следующем, 2020 году, Зинаиде Михайловне Разумновой (в замужестве Монаховой) исполнится 90 лет. Пожилой женщине трудно ходить — от десятилетий труда на заводах Коломны и в строительных организациях у нее сильно болят ноги. Но, как утверждает она сама,  в душе ей не больше 40 лет. Женщина старается не унывать, смотреть на все с улыбкой и оптимизмом, она каждый день совершает прогулки и полностью самостоятельна в быту. Видно, трудные военные и послевоенные годы и шанс на жизнь, дарованный ей неразорвавшейся немецкой бомбой, стали для Зинаиды Михайловны лучшим лекарством от старости.

Ольга ШЕВЫРЕВА

Фото из архива З.М. Разумновой (Монаховой)

Историй коломенцев, причастных к великому празднику Победы, читайте на портале Kolomna-news. Проект «Лица Великой Отечественной» собрал уже более сотни уникальных историй наших земляков, воевавших на полях сражений, трудившихся в тылу, переживших блокаду Ленинграда, заточенных в фашистских концлагерях.

Оставить комментарий

avatar