«Дорогая моя семья, прощайте, прощайте, прощайте!»

233

Редакция «Ять» продолжает публикацию материалов в рамках проекта «Письма с фронта», посвященного 75-летию Великой Победы.

За годы Великой Отечественной войны адресаты получили 10,7 миллиардов писем, 22,9 миллионов посылок, 63,9 миллиардов экземпляров печатной продукции. Писали все – даже те, кто никогда прежде не брался за перо. В госпитале за тяжелораненых писали их соседи, которые оказались с ними в одной палате, за неграмотных бабушек – внуки. Наша страна превратилась в одну огромную почту – писем ждали с надеждой, волнением и страхом за судьбы ушедших на фронт отцов, братьев, сыновей, любимых. Миллионы адресатов, судеб, историй – пронзительных, трагических, радостных… Время сохранило для нас письма фронтовиков родным и близким: строчки, написанные грамотно и со множеством ошибок. Эти искренние послания – красноречивые свидетельства эпохи, которые дышат болью, тревогой и любовью…

Строки из писем красноармейца Ивана Филипповича Орлова жене Моте – Матрене Максимовне Орловой, высечены на мраморном мемориале в Мышкине, который открылся 9 мая 2005 года. Центральную часть занимает изображение бронзового солдата и барельефы мышкинцев – семи Героев Советского Союза. Также там есть поименный список 382 жителей города, погибших на фронте. Лицо солдата смотрит на мраморную стену с цитатами из писем красноармейца Орлова семье и их ответов ему.

Иван Орлов отправился на фронт 3 сентября 1941 года в возрасте 43 лет. Это была его третья, после Первой Мировой и Гражданской, война. Буквально через пару дней после прибытия уже отослал первое письмо. Писал родственникам в любую свободную минуту на обрывках бумаги, обратной стороне листовок, незаполненных страничках брошюр.

Один раз в 1942 году навестил близких – был в командировке в 18 километрах от дома и упросил командира отпустить его домой на двое суток. Добирался пешком, через речку. Жены дома не было, пока ее искали, пока с детьми обнимался – пришло время возвращаться назад.

Последнее письмо написал 27 сентября 1942 года около Сталинграда накануне своей гибели.

Мы публикуем письма не вернувшегося с войны бойца Ивана Орлова в сокращенном виде, полностью сохранив авторский стиль и по большей части — орфографию.

1941 год. 5 сентября, Буй

«Здравствуй, любящее семейство. Несчетно раз целую всех, Мотя, Вера, Нюра, Паша, Оля и Витя. Спешу сообщить — письмо пишу из части из города Буя Ярославской обл. и посылаю с нашим проводником, а оне опустят в Мышкине. Пишу за завтраком. Одно должен сообщить, что все же видимо ребята и ты Мотя обо мне не расстраивайтесь. <…>

Я прибыл в батальон, который очень мое настроение обрадовал именно в лучшую сторону, а больше сказать не могу. Прошу Мотя и даю тебе честное слово, не плач не плач.

Любящий Вас И. Орлов».

1941 год, 10 октября

«<…> Дорогая семья письмо пишу в товарном вагоне, нахожусь в дороге в командировке, килом. 50 не доезжаем «Ростов Дон». Я вам писал, что вернусь в Буй числа 10-12, но вернусь позднее, едем медленно <…>. Едем в вагоне 8 человек. Топится теплушка, варится каша, стоим на самом берегу реки Дона. Мыл полотенце и платочки и сам как араб.

Дорогая семья я на минуту не забываю и чуть ли не каждую минуту плачу об вас, садясь за еду и думаю — я хоть нормированный паек да получаю иногда и больно хорошо, всей бы душой не съел бы сам, а поделился с вами, но вы далеко от меня <…>.

Мотя, не жалей ничего, раз такое время одевайся теплее а так же жалей ребят и одевай их. Живы будем и все будет. Ребята, а вы слушайтесь матери и жалейте ее.

Любящий вас папа И. Орлов

Витя, я купил в Москве ножичек, буду беречь тебе».

1941 год, 27 декабря

«<…> Еще сообщаю вам что посылку вашу получил 27 декабря, все в полной сохранности шарф, носки, нитки и масло в баночке немного пооборжавело сверху от банки ну ничево. За что спасибо. <…> Мотя на щет мяса ты писала, лучше бы сами ели чем продавать, конечно мне вашей нужды не видать, да и никогда ее всю не увидишь и не предвидишь <…>».

1942 год, 21 мая. Станция Лосиноостровская близ Москвы

«Привет из дороги!

<…> Дорогая супруга Мотя и дорогие дети, разве мне не трудно проживши немалое время вместе с вами со всеми, и вот теперь приходится где то скитаться одному далеко от родной семьи.

Но что же делать, надо мириться и переживать, ведь история не знает таких событий, которые происходят сичас. Видимо 41 и 42 года будут долго памятными, а поэтому тебе, дорогая моя супруга Мотя и дорогие дети, особо расстраиваться не надо, ибо вы не одиноки в таких обстоятельствах, все же ребята подросли. Да и не все же там остаются на самом деле. Что особо пускаться в панику. Бог даст может и заживем снова прежней жизнью.

<…> Табачок-то наверное посадили, дак ухаживайте, может и покурим, а нет так Панко потянет… Больно плохо тут без табачку, да и шамовки маловато, в особенности хлебца не хватает».

1942 год, 2 августа

«<…> В общем все это представляется памятью нашего свидания 18 апреля 1942 года, которое не выходит из головы, представляется Панко, который повел лошадь от Рождествено в водополицу, представляется и ты, дорогая супруга, у кузницы у Юрьевской броди, по воде провожала меня, представляетесь вы все дорогие мои и все вы меня провожали. Всем вам я одинаково платочком махал и всех вас мне до глубины души жалко. Но что делать, скрепя сердце, приходится переживать и вспоминая прошлое приходится сказать – это был сон <…>.

1942 год, 2 сентября

«<…> Год тому назад я расстался с дорогой семьей, видимо пришло время отдать долг перед родиной. Сегодня даже переодел новое белье, была запасная пара, одел новые хорошие портянки. Чем таскать в мешке, лучше одеть на себя новое <…>.

Пишу письмо у землянки, а снаряды с визгом пролетают, наверно сегодня или завтра займем позицию, а сейчас км 15 от передовой, может 10 <…>. Адрес вам для справки на всякий случай, может убьют и т.д. Действующая армия 1.874 полевая почта 1.392 полк стр. 29 рота И. Орлов.

Может это письмо последнее. Наше направление где стоим – Сталинградское».

«Прощайте, прощайте, прощайте»

1942 год, 27 сентября

«Привет из окопов.

<…> Нахожусь как я вам писал на фронте на передней линии сейчас в минометном взводе. Многих товарищей в роте, что в одном отделении были, уже нет: убиты и ранены, а я переведен в минометный взвод, он все позади пехоты, т.е. передней линии. Дорогая моя семья, каждую минуту подвергаешься опасности, жизнь висит на волоске, пока Бог миловал, судьба решит все.

Сегодня, 27 сентября воскресенье, день моего ангела… Надо идти скипятить кипяточку с хлебом и солью проводить день Ангела около Сталинграда.

Затем, дорогая моя семья, прощайте, прощайте, прощайте.

Всех крепко целую Ваш муж и папа Орлов И.Ф.

Не расстраивайтесь не плачьте. Мне будет легче на сердце. Прощайте».

Это было последнее письмо. Когда Матрена Максимовна Орлова получила похоронку о гибели своего мужа, в страшное известие не поверила: «Похоронку никому не покажу. Мы все равно будем ждать тебя! Возвращайся, надежда моя!»

Подготовила Светлана Колодиева

Письма мышкинца Ивана Филипповича Орлова были опубликованы в мартовском номере научно-популярного журнала «Родина».

Порекомендуйте эту новость друзьям:

Оставить комментарий

avatar