«Вдруг грянула война…» Воспоминания детей войны

7 views

В рамках проекта «Лица Великой Отечественной» портал Kolomnanews знакомит своих подписчиков с воспоминаниями детей войны, опубликованными в книге «Дети военных лет о войне» под редакцией Н.К. Никольского.

Галина Акимова: «Мама родила двух мертвых девочек»

«Я родилась в Коломне в 1931 году. Жили мы дружной семьей – мама, папа, я и младшая сестренка Света. Война началась, когда я закончила второй класс школы № 22. Папа ушел на войну, а мама была беременна. Помню, как нужно было прятаться в бомбоубежище, а мама не могла. Мы спускались с четвертого этажа в подъезд со стульчиком для мамы. В 1941 году она родила двух мертвых девочек. Мама плакала, а соседи уговаривали: «Что бы ты делала с четырьмя детьми? Успокойся!»

Жили мы в коммунальной трехкомнатной квартире. В каждой комнате стояла буржуйка, чтобы отапливать помещение и варить пищу. Но с едой было очень плохо, даже чибрики собирали на полях. Помню, как-то мама продала на рынке свое хорошее платье, мы купили картошки, которой хватило всего на три дня.

Часто, бывая в магазине, слушала, о чем говорят в очереди. Как-то раз услышала про главного начальника нашего города, товарища Плужникова. Я, борясь со стеснительностью, подошла к нему, рассказала, что у меня порвались сапоги и не в чем ходить в школу, и заплакала. Он оказался очень хорошим человеком, обнял меня и пообещал помочь. И мне дали новые сапожки и пальтишко.

С магазином был связан еще один случай. Как-то раз я шла из магазина с купленным хлебом и встретила одну тетю. Она сказала, что знает маму, что очень голодна, и попросила хлеба. Я показала хлеб, и тетя, достав нож, отрезала почти половину! Дома мама меня сильно отругала.

Но даже в такие тяжелые времена мы мечтали! Я очень хотела быть бухгалтером, но потом решила стать учителем. Желание мое исполнилось, я получила педагогическое образование. Работала в Москве старшей пионервожатой, а потом учительницей».

Раиса Голованова: «В эвакуацию ехали месяц»

«Я родилась в Коломне. Когда началась Великая Отечественная, мне было всего три года. Папа работал на Коломзаводе механиком, а мама была бухгалтером.

В 1941 году работников Коломзавода вместе с семьями эвакуировали в Киров, где было развернуто производство самоходных пушек и танков. Мы с мамой поехали в Киров позже, ехали в товарных вагонах, спали на полу. Дорога заняла месяц, а может, и больше. На станциях женщины выходили из поезда за водой и продуктами. Однажды поезд тронулся, а мама еще не пришла! Я тогда очень испугалась. Но оказалось, что мама успела сесть в последний вагон.

В Кирове нас разместили по квартирам. Один раз в день мы ходили в столовую, она была так далеко, что когда мы возвращались, вновь хотелось есть. С продуктами было очень тяжело.

Папа постоянно был на работе, даже ночевал там, я его практически не видела. Потом папу перевели работать в Мытищи, а мы с мамой переехали в Коломну.

Когда война закончилась, мы получили хлебные карточки и с вечера занимали очередь за хлебом. Я помню, как спрашивала маму, наступит ли такое время, когда можно будет съесть целую буханку? Ели чибрики из гнилой картошки, варили щи из крапивы… Детство было тяжелое, взрослели мы очень рано. Люди работали по 12 часов в сутки. Но постепенно жизнь стала налаживаться».

Галина Краснова: «На нашем огороде была землянка»

«В 1937 году мама вышла замуж, и семья переехала жить в Щурово. Я ходила в детский сад, мама работала в порту «Коломна». После наступили годы войны, тяжелые для всего нашего народа. На фронт ушел мой отец, оба дедушки и два маминых брата. Помню, на нашем огороде была вырыта землянка, в которой мы прятались во время тревоги.

Питались мы, как все. Пекли чибрики из мороженой картошки, жарили картошку на рыбьем жире. Когда я подросла, мне очень хотелось иметь игрушки, кукол. Но их не было, и мы с подругой ходили по помойкам, искали лоскуты, стирали их и шили кукол и одежду для них. А когда закончилась война и я пошла в школу, в портфель долгое время клала кусочек жмыха. Какое это было удовольствие!

После войны вернулись папа, дедушка, дядя. А вот второго дедушку и дядю война забрала…»

Валентина Кузнецова: «Мама осталась одна с четырьмя детьми»

«Я родилась в 1938 году. В семье я была третьей, старше меня были сестра и брат. В 1942 году у нас родилась еще сестренка, вот ей было хуже всех: ни молока, ни кашки. Папа ушел на фронт в первые дни войны, воевал в пехоте. Мама осталась одна с четырьмя детьми.

До войны родители жили хорошо. У мамы было много одежды и обуви, которые она меняла в военные годы на крупу, картошку. В пищу шли лебеда, щавель, чибрики…

Папа вернулся домой в 1944 году, контуженный, с больными ногами. Тогда уже было очевидно, что наши побеждают. Он сразу пошел работать на завод столяром. А после работы занимался нашим воспитанием: проверял выполнение домашних заданий, учил с нами уроки. Он много знал, умел шить, вязать, штопать, подшивать валенки, столярничать, плотничать. Этому учил и нас, детей.

После войны в нашей семье появилось еще трое детей. Жили сложно, но дружно. У каждого были свои обязанности по дому.

Не все родственники вернулись с войны… Мой дядя, Александр Чупаков, был летчиком и вернулся домой даже без ранений. А второй мой дядя, Константин Чупаков, сгорел в танке. Папины братья тоже были участниками войны. Младший его брат, Игнат Киселев, служил в кавалерии и вернулся без единой царапины. Другой папин брат, Владимир Киселев, служил в артиллерии, пришел с войны глухой и весь израненный».

Галина Мясникова: «Бежали вместе со скотом»

«Я родилась в 1940 году в Твери (в то время город назывался Калинин). Жили мы большой семьей – мама, папа, брат, сестра, я, дедушка и бабушка. Мама не работала, занималась воспитанием детей. И вдруг грянула война.

Немцы быстро дошли до нашего города и остановились на другом берегу Волги. Местные жители стали спешно покидать город. Нам повезло: в сторону Ярославля гнали племенной скот, и многие беженцы, в том числе и мы, к этим стадам примкнули. Там были лошади с повозками и молоко, которое давали детям. Так через три недели мы дошли до деревни Старово Ярославской области.

Нас было шестеро – бабушка, мама, мамина сестра и дети: двое четырех лет и один годовалый. Нам дали дом на окраине, брошенный хозяевами. Во дворе разместили трех племенных быков, мама устроилась работать дояркой, а тетя вела домашнее хозяйство.

В 1944 году весной к нам приехал отец. На фронте он был водителем военного грузовика и получил ранение. Он перевез нас с мамой в Киев, так как наш дом в Калинине был взорван. День Победы мы встретили в Киеве. Салют был из пушек и автоматов, народу было много – весь Крещатик полон.

После папа поехал на заработки на Сахалин на пять лет, а мы переехали в Коломну к маминой сестре. Сначала жили у нее, потом снимали жилье. В 1958 году маме дали комнату площадью 14 квадратных метров. Жизнь стала налаживаться».

Подготовила Валентина ТУЛЯКОВА

Порекомендуйте эту новость друзьям:

Оставить комментарий

avatar