Озверевший коломенец зарезал собственную дочь на глазах матери

1039

 

Коломенский городской суд поставил точку в резонансном деле. Вынесен окончательный приговор 59-летнему местному жителю, который на глазах у бывшей жены зарезал собственную дочь. Трагедия разыгралась год назад в селе Непецино. Озверевший мужчина нанес девушке несколько ножевых ранений, которые оказались для нее смертельными. Почему семейная ссора закончилась убийством, рассказала помощник коломенского городского прокурора Любовь Полянина.

На глазах у матери

Тот воскресный день Ольга Ивановна проводила за домашними хлопотами. Вдруг в дверь постучали – настойчиво, громко. Женщина встала из-за кухонного стола, отодвинула чашку с недопитым чаем и, убедившись, что ей не послышалось, поспешно направилась к дверному глазку. Непрерывная барабанная дробь по входной двери давала понять, что что-то случилось. Прижавшись к глазку, Ольга Ивановна увидела на пороге женский силуэт. В нем она сразу узнала соседку из квартиры 56 и повернула ключ.

«Оля, Оля, открой! Вызывай полицию, Вовка опять бьет меня и Ленку!» – взволнованно и испуганно прокричала женщина и тут же исчезла из виду.

Ольга Ивановна, уже привыкшая к скандалам и визгам за соседней стенкой, без лишних вопросов вернулась в свою квартиру и, взяв в руки телефон, набрала 112. Соседи ругались регулярно, кричали до хрипоты, выясняли отношения с криками, воплями, битьем посуды и даже кулаками. Они то напивались вместе, то ссорились, то расходились, то мирились. Это происходило настолько часто, что Ольга Ивановна, становившаяся невольным свидетелем эмоционального или физического насилия, уже успела привыкнуть к проявлению столь «высоких» чувств супругов, проживающих с ней на одной лестничной клетке. Вот и в этот раз не происходило ничего необычного. Поругаются, потом помирятся…

С этой мыслью и с чувством выполненного долга Ольга Ивановна вновь вернулась к домашним делам. Однако прошло совсем немного времени, как раздались душераздирающие вопли: «Помогите, убили!» Через секунду на пороге вновь появилась и ошеломленно застыла соседка. На этот раз вид у нее был совсем потерянный и перепуганный. Ольга Ивановна попыталась было спросить, что случилось, но та в ответ даже выговорить ничего не смогла, только рукой на свою квартиру показала: «Там… Там…»

Ольга Ивановна бросилась посмотреть, что же там такое, но, перешагнув порог соседской квартиры, встала как вкопанная. Узкий коридор был залит кровью. На полу в алой луже лежала Ленка, дочь Вовки и Тамары… Она была бледная, как полотно, но еще дышала. Мать склонилась над девушкой и что-то невнятно бормотала… Отец молча стоял в дверях. Глаза у него были стеклянные, пустые. «Я ее убил!» – тихо произнес он вслух.

Умерла на операционном столе

Приехавшая через несколько минут бригада «скорой» забрала девушку и доставила в хирургическое отделение КЦРБ. Состояние ее было крайне тяжелым. Отец нанес дочери три удара ножом: два из них пришлись в область живота, а третий – в грудную клетку. Спасти Лену не удалось. Спустя четыре часа она умерла на операционном столе от острой кровопотери, не приходя в сознание. Елене было 32 года.

Между тем, пока медики боролись за жизнь многодетной матери (а погибшая успела родить троих малышей), полицейские допрашивали ее отца. Он все еще пребывал в состоянии шока и поначалу признавал свою вину лишь частично. Говорил неохотно, все больше молчал. Сказал только, что зарезал свою дочь, потому что та была гулящая.

Впрочем, впоследствии свою вину Владимир полностью признал и даже написал чистосердечное признание. Прибывшие на место происшествия вслед за участковым оперативники провели в квартире обыск и нашли под раковиной на кухне орудие убийства — тот самый кухонный нож с желтой ручкой, который отец схватил в порыве ярости и вонзил в тело дочери. Мужчина успел его помыть и убрать с глаз долой еще до приезда «скорой» и полицейских. Также в квартире были обнаружены пустые бутылки из-под пива и водки: следствие установило, что в момент совершения преступления все трое членов семьи находились в состоянии алкогольного опьянения.

Убил со второй попытки

Кто знает, может быть, Лена и осталась бы жива, умей она учиться на ошибках прошлого. Однажды девушка уже становилась жертвой отца-садиста. Первый раз отец набросился на нее с ножом в 2014 году, во время вспыхнувшей между ними ссоры. Тогда Елене повезло – ранение оказалось не столь серьезным. За содеянное отца осудили по ст. 111 («Причинение тяжких телесных повреждений») и приговорили к трем с половиной годам с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В 2018 году он освободился, а спустя год повторил попытку перевоспитать дочь. Да, именно перевоспитать… Конфликты между отцом и дочерью возникали постоянно, начались они еще в детстве. Отец Елены был алкоголиком – громким, скандальным, каждая пьянка была с дракой, битьем посуды, поломкой мебели. Он часто срывался на жену, кричал и даже поднимал руку. Иногда маленькая Лена пыталась заступиться, за что ей тоже попадало. Нередко мама не выдерживала и начинала выговаривать ему, пьяному. Она нарушала элементарную технику безопасности – нельзя лезть к пьяному! Но нервы сдавали, и она кричала в сердцах: «Хоть бы ты сдох! Ненавижу тебя!» В итоге они официально развелись, но спустя время снова сошлись и продолжили жить вместе.

К тому времени Лена повзрослела, закончила школу и вышла замуж. Она уехала от родителей, в 2007 году у них с мужем родилась дочка Аня, а спустя еще пять лет – двойняшки Маша и Миша. Однако тихая семейная жизнь была ей не по душе. Елена пристрастилась к спиртному, иногда ее видели в компании ухажеров, да и детям она перестала уделять должное внимание. Жизнь катилась под откос… В 2017 году Елену лишили родительских прав. Всех троих малышей передали на воспитание бывшему супругу, а в 2019 году ее осудили за неуплату алиментов.

После развода с мужем девушка вернулась в родительскую квартиру и стала проживать вместе с отцом и матерью, которые, конечно, не были рады тому, что дочь ведет разгульный образ жизни. Они пытались ее лечить от алкоголизма, искали работу… На этой почве между отцом и дочерью все чаще стали вспыхивать скандалы и ссоры. Ругались они отчаянно, не уступая друг другу. За день до убийства Елена пришла домой с новеньким смартфоном — подарком от очередного кавалера.

«Продажная женщина!» – выкрикнул отец, когда дочь начала хвалиться перед ним обновкой. Он схватил телефон и со всей силы бросил на пол. После такой выходки Елена смолчать не смогла. На отца полились обвинения, оскорбления и угрозы.

«Мои друзья вывезут тебя в лес и закопают!» – не унималась девушка.

Впрочем, в тот день у отца хватило сил и мудрости сдержаться и просто уйти на время из дома.

Роковой день

На следующий день, 4 августа, Елена проснулась около девяти утра и прямиком направилась в ближайший магазин за пивом. Вернувшись домой, она позволила себе слабость – выпить пару бутылок хмельного напитка в компании матери. После этого обе отправились спать.

В тот момент отца дома не было. Он встал пораньше и поспешил в пункт приема металлолома, чтобы подзаработать на сдаче утиля. Когда глава семьи вернулся назад и увидел охмелевших спящих женщин, в нем снова проснулась злость. Он разбудил их и начал сыпать нецензурной бранью, оскорблять бывшую жену и дочь. Совсем некстати вспомнился и случай с телефоном… В какой-то момент нервы сдали. Владимир прямиком направился на кухню, схватил лежащий на столе нож и, вплотную подойдя к дочери, решительно вонзил орудие в ее тело. Острое лезвие проткнуло печень и повредило брюшную стенку аорты. У девушки началось обильное кровотечение.

9 июля 2020 года Коломенский городской суд вынес убийце приговор. Мужчину признали виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Его приговорили к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Ольга Балашова

Фото: vesti-lipetsk.ru

(Имена фигурантов уголовного дела изменены на вымышленные)